Стерео — качество

Поставим вопрос: изменятся ли в лучшую сторону эмоциональные оценки восприятия музыки, если улучшится точность передачи пространственного положения виртуальных образов музыкальных инструментов (кажущихся источников звука) в пространстве? Поищем ответ в реальной пространственной расстановке инструментов, скажем, симфонического оркестра. Обычно расположение групп инструменталистов регламентировано традицией, основанной на предшествующем опыте. Музыковеды, знающие об этом, конечно, больше меня, смогут поведать, что в некоторых случаях композиторы намеренно изменяют не только количество исполнителей в группах, но и расположение групп в попытке достичь нетрадиционного воздействия на слух слушателей, а тем самым и создать особые условия восприятия музыкального материала. Иначе, зачем менять расстановку музыкантов? Пусть вообще сидят, где им удобнее — по взаимным симпатиям. Однако ни композитор, ни дирижер такой анархии не допускают.

Теперь сделаем допущение, что аудиосистема передает расположение инструментов оркестра искаженно, как бы пересаживает музыкантов. Сможет ли тогда неискаженно быть воспринят музыкальный материал?! Думайте сами, решайте сами…

Предвижу выпад музыковедов: А.Тосканини, мол, добивался слитности звучания оркестра как единого глобального инструмента, Парирую: если аудиосистема неточно передает пространственное расположение инструментов, то и глобальность будет нарушена — какие-то инструменты обязательно «вылезут» из общего целого, пытаясь «высказать» свое «частное мнение» немного выразительнее и впереди всего оркестра. Поэтому тесно взаимосвязанные физиологически и эволюционно аудиовизуальные ощущения, восприятие и мышление не столь уж не нужны для адекватного замыслу композитора психо-динамического синтеза музыкальных образов в поле сознания слушателя…

Сразу сделаю оговорку: не для всех. Сколько бы убедительно я не доказывал важность (для многих, и для меня тоже) точной передачи расположения кажущихся источников звука в пространстве, всегда будет существовать равновесная отрицающая значимость этого общность людей.

Среди посетителей «живых концертов» выделяются две группы людей: первая группа предпочитает прозрачность звучания — четкое слуховое различие одновременно звучащих инструментов, возможность прослеживания отдельных мелодических линий, голосов; вторая группа предпочитает пространственное впечатление — слитность и полноту звучания оркестра, оставляя без внимания возможность выделения отдельных музыкальных инструментов.

Если бы они заранее знали, что каждая точка зрения априорно справедлива. Если бы они знали, что специальными исследованиями установлено, что обе группы людей примерно равновесны, что именно их психологическая типизация предопределяет различия вкусов. Может быть, и споров было бы меньше?

Позволю себе предположить, что каждая из этих групп не имеет абсолютно четких очертаний, подобно тому как и психологическая типизация по К.Г.Юнгу не исчерпывается, конечно, только интровертами и экстравертами, но имеет множество градаций, с чем можно познакомиться на 700 страницах текста первоисточника.

Спорить о вкусах не имеет смысла. Однако имеет смысл обратить еще раз внимание читателя на то, что для удовлетворения вкусов обеих основных групп объективно требуется как можно большее число кажущихся источников звука, образующих трехмерное пространство, непрерывно изменяющееся в четвертом измерении — во времени.

Только тогда те, психологическому типу которых важна слитность звучания, смогут ее услышать: ни один инструмент для них не «вылезет» в солисты; глобальное пространство звуков будет необозримым, но лишь протяженным во времени.

Только тогда те, психологическому типу которых импонирует ощущать и воспринимать голоса отдельных инструментов, найдут их адекватно расставленными как в оркестровом пространстве, так и в музыкальном времени мальчики по вызову.

«Субобъективизм» в действии! Самое любопытное состоит в том, что и та, и другая психологически типизированная группа слушателей смогут удовлетворить свои аудиальные и визуальные потребности (семантические, эстетические и т.д.) в одном и том же стареополе, если разрешающая способность аудиосистемы превышает разрешающую способность слуха и натуральных источников звука.

Итак, мне представляется, что получен ответ на ранее поставленный вопрос, если читатель еще не забыл о нем. И ответ этот, безусловно, положительный: субъективные эмоциональные оценки восприятия музыки улучшатся при объективном увеличении точности передачи пространственного положения виртуальных источников звука, к какому бы психологическому типу ни относились слушатели. Каждый увидит и услышит свое сокровенное.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.