От Москвы до Нью-Йорка историю России узнают по редкой серии книг

e588070357e420c3a4e586f5006c1dd6

Фрaгмeнт сюжeтa oб импeрaтрицe Aлeксaндрe Фeдoрoвнe.

— Aлeксeй Aнaтoльeвич, вeздe вы упoминaeтeсь кaк дoктoр тexничeскиx нaук. A «Библиoxрoникa» — этo литeрaтурa и истoрия.

— Бoльшe 30 лeт я пoсвятил рaбoтe в oбoрoнкe и зaщищaл дoктoрскую в Вoeннo-вoздушнoй aкaдeмии им. Жукoвскoгo. Тexничeскoe oбрaзoвaниe дaлo тягу к систeмaтизaции. «Библиoxрoникa» — пoпыткa систeмaтизaции нaкoплeннoгo бoгaтствa для слeдующeгo пoкoлeния, финaльнaя стaдия нaшeгo с сынoм увлeчeния чтeниeм и книгaми. Вeдь eсли сoбирaтeльствo прeврaщaeтся в сaмoцeль, oнo бeсслeднo oбрывaeтся с уxoдoм из жизни кoллeкциoнeрa.

— Пригoвoр для мнoгиx библиoфилoв?

— Нет, констатация факта. Каждый собиратель может помочь следующему поколению зацепиться за накопленный опыт. Для этого надо материализовать знания, что мы и попытались сделать в «Библиохронике». Основная ее метода — расположение книг в хронологическом порядке, возможность посмотреть на них глазами наблюдателя и понять, какими событиями обрамлено появление того или иного сочинения, какова судьба автора, издателя, страны, наконец, в момент его выхода. Издание не назовешь научным, но и возразить трудно, потому что все тексты основываются только на опубликованных источниках. В результате получаются короткие концентрированные очерки с занимательным сюжетом и богатым иллюстративным сопровождением.

— То, что надо для молодого, с клиповым сознанием, поколения, которому подавай больше картинок и меньше текста.

— Современное человеческое сознание в значительной степени ориентировано на визуальный ряд. Иллюстрации и тексты в «Библиохронике», подобно кусочкам мозаики, собираются в общий рисунок и представляют историю страны за определенный период. Ключевое понятие, которое легло в основу проекта, — хронология. Она позволяет показать эволюцию предметов.

— Идея проекта понятна. А как он рождался на практике?

— Его решающим стимулом в 2000-м стала выставка «ХХ век. Мы — в обложке» в ГМИИ им. Пушкина, где в семи залах в хронологическом порядке расположилось около тысячи журнальных обложек. Спустя несколько лет вышел первый том «Библиохроники» под названием «В некотором царстве…». Всего с таким названием существуют три тома — они охватывают диапазон в пять веков и представляют издания от первопечатного «Апостола» Федорова до стихотворений Бродского. Затем появились шесть тематических томов, посвященных Отечественной войне 1812 года, городам и весям, детским книгам («Прекрасная пора»), выдающимся дамам России («Несменяемая власть»), памятным книгам и календарям («Непредсказуемая память»), российской геральдике. Вышли и двуязычные тома, описывающие многовековые взаимоотношения России с Германией, Англией и Францией.

— Звучит грандиозно. Выглядит так же?

— Не стыдно подарить друзьям, крупнейшим библиотекам и университетам. Посмотрите, какая полиграфия, качество переплета, раскрываемость, ляссе (закладка. — Авт.) цвета российского флага, мелованная бумага, шрифт, цветоделение… Обложка — отдельный разговор, так как цвет кожи тщательно подбирается для каждого тома: для детского — солнечный, для женского — нежно-сиреневый, для военного — цвет разрыва пушечного ядра… В общем, по Чехову: все должно быть прекрасно.

— К сожалению, простой смертный оценить этого не может. «Библиохронику» не купить, у знакомых не одолжить…

— Но есть сайт, где можно пролистать все книги. Студенты, аспиранты часто обращаются к серии, так как практически каждый ее сюжет может служить основой для курсовой или дипломной работы. Из-за рубежа нам присылают письма с благодарностями за возможность в короткие сроки ознакомиться с фрагментами русской истории.

— Как «Библиохроника» попадает в иностранные коллекции?

— Здесь действует двусторонняя система. Иногда книги отправляют через личные связи, но чаще их у меня запрашивают по официальным каналам. Работает «сарафанное радио» или люди в библиотеках, отслеживающие книжные новинки. Большую роль для них играет качество издания. Российскую полиграфию они оценивают высоко.

— Первые книги издавались тиражом в 500 экземпляров, последние — в 300. Не задумывались понизить качество полиграфии, увеличив количество?

— Выкладываемся в меру своих сил. Проект просветительский, поэтому увеличивать его объемы могут только госструктуры или заинтересованные частные лица. Готовы отдать им авторские права без претензий на гонорар. Они могут сделать более дешевое, доступное по стоимости издание. Мы готовы помочь, так как знаем технологию.

Процесс написания серии существенно упрощается тем, что все упомянутые в ней книги хранятся в одной библиотеке. Другое дело, что, к примеру, в детском томе описано сто сюжетов, а детских книг — десятки тысяч, и многие заслуживают упоминания. Так что это призыв для коллег: делайте, господа!

— Вы призываете к созиданию, хотя некоторые пока способны только на критику. Например, том «Несменяемая власть» упрекнули в том, что в него не попали якобы все достойные того женщины. Как вы относитесь к критике?

— С юмором. Критикуют, как правило, малозанятые персонажи. Не знаю ни одного достижения человеческой мысли, на которое бы не обрушивалась критика. Если она конструктивная, то заслуживает уважения. Ну а с критиканством ничего не поделаешь: «Пиковая дама» освистывалась, в Матисса кидали зонтики… Конечно, оценка наших книг в какой-то степени носит субъективный характер. Но если кто-то считает, что в них рассказываются судьбы «не тех» женщин, — милости просим, расскажите про «тех». Мы же будем аккумулировать силы и средства только на продолжение выпуска пилотных томов.

— Каких, например?

— Подписан к верстке том о российской науке, выдающихся ученых, создававших интеллектуальную и оборонную мощь страны. Хочется издать книги про войны России и московское метро, которое строил мой отец. Сидя на его плечах в 1935-м, я присутствовал на открытии первой линии метро и приветствовал товарища Сталина… Возможно, эти тома выйдут после меня.

— Считаете, что запустили механизм, который не должен остановиться после вашего ухода?

— Хотел бы так считать… Главное — родился жанр. Кто будет им заниматься — не имеет значения. Я же буду делать это до последнего дыхания — для детей, внуков и позитивной репутации своей страны.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.