Молодые архитекторы предлагают жить в ущельях и реках

0b46d0c7e35e37a26a238e7900b1a7ab


Фoтo прeдoстaвлeнo прeсс-службoй прoeктa.

Пeрвый смoтр случился в Кaзaни, в Иннoпoлисe. Рaзрaстaясь кaк иннoвaциoнный клaстeр XXI вeкa, oн служит вoплoщeниeм кoмфoртнoй гoрoдскoй срeды, прeднaзнaчeннoй прежде всего для молодых специалистов. Их востребованность в Татарстане очевидна, что подтверждают более 200 разработанных ими за несколько лет программ развития общественных пространств.

Молодым архитекторам доверяют в республике и капитальные объекты. Здание Технопарка, где разворачивается биеннале, тому пример. Авторы его эскизного проекта из бюро «Иннополис Архитект» — тоже участники биеннале. Стилистически они поделили пространство на три зоны: каменную, деревянную и травяную, что визуально перекликается с особенностями местного ландшафта.

Экспозиционная архитектура биеннале — дело рук Агнии Стерлиговой, на счету у которой проектировка самых громких выставок последних лет, в частности, в Третьяковке и в Пушкинском. Здесь Стерлигова решила оторваться, реализовав свою давнюю мечту по использованию волнообразных металлических пластин. Из таких обычно собирают на скорую руку дешевый забор, что девушку совсем не смущает: «Для меня было важно, чтобы материал был демократичным, стильным и как фон не отвлекал на себя внимание. Ведь главные действующие лица здесь — молодые архитекторы».

Все они — возрастом до 35 лет и с профессиональным образованием не ниже бакалавриата. При таких щадящих требованиях на участие подали заявки 377 человек и авторских коллективов из 11 стран. Являться гражданином РФ при этом было необязательно, но знание русского языка и желание связать свою профдеятельность с Россией — условие логичное.

Отборочный тур представлял собой конкурс портфолио, в которое входили как реализованные, так и концептуальные проекты. Их оценивали на оригинальность и художественную выразительность идеи. Это позволило сформировать лонг-лист из 30 команд, приглашенных в финал.

А судьи кто? Куратору биеннале Сергею Чобану благодаря своему международному авторитету удалось привлечь в жюри специалистов мирового масштаба. Среди них — Миккел Фрост (Cebra, Дания), Кристос Пассас (Zaha Hadid Architects, Великобритания), Кес Каан (Kaan Architecten, Нидерланды). От России выступили Юлий Борисов, Юлия Бурдова и Александр Цимайло.


Кес Каан и Сергей Чобан награждают основателей бюро Citizenstudio Даниила Никишина и Михаила Бейлина. Фото предоставлено пресс-службой проекта.

Они задали тему смотра: разработать проект городского квартала, комфортного и визуально привлекательного, в котором захотел бы жить сам конкурсант. Отсюда узнаем, какая среда близка современному активному человеку, включая этажность, форму домов и организацию пространства между ними.

Московская архитектурная группа CITIZENSTUDIO представляет смесь спального района с центром. Их гибрид предусмотрительно вбирает в себя плюсы каждого типа: зеленную среду окраинных панельных районов и высокий градус социально-культурной жизни центральных. Неудивительно, что проект отмечен золотым призом за создание многофункционального квартала с ярко выраженной идентичностью, подчеркнутым вниманием к масштабу и потребностям человека.


Проект Citizenstudio. Фото предоставлено пресс-службой проекта.

Екатеринбургское бюро B-group в двух биосферных башнях умудряется вместить город в городе. Каждый этаж здесь помимо многоквартирного жилья дополняется парком, магазином, музеем… — в зависимости от потребностей жителей. К концепции вертикального города прибегают и московские архитекторы Наталья Саблина с Тимуром Черкасовым. Их экспериментальный жилой квартал с максимально гибкой планировкой предназначается для строительства на проблемных или пустующих участках города. Квартиры здесь тесно соседствуют с лабораториями, мастерскими, вертикальными фермами. А кровли соединяются между собой и с уровнем земли широкими обитаемыми переходами.


Проект Б-Групп. Фото предоставлено пресс-службой проекта.

Еще больше из визуального ряда выбивается футуристическая работа московского бюро Wall (специальное упоминание жюри за способность спрогнозировать и заглянуть в будущее). Его участники проектировали дома-капсулы, учитывая психотипы обитателей. Интровертам предназначаются одиночные квартиры прямо в ущельях, деревьях, реках, полях… Экстравертов собираются размещать в многоэтажках с кое-где поредевшими углами. Такие жилые ячейки-«гаджеты» с микроклиматом, мониторингом физического состояния обитателя и возможностью перемещения примерили на Москву, Париж, Лондон 2117 года…


Проект бюро Wall. Фото предоставлено пресс-службой проекта.

Среди проектов ни по форме, ни по содержанию не оказывается повторов. И биеннале становится редким примером лаконичного, феноменально выверенного высказывания. В таких случаях говорят: ни убавить, ни прибавить. А вот что думают организаторы и эксперты.

Министр строительства Михаил Мень: «Сейчас идет большая замена в губернаторском корпусе. Туда приходят молодые, опытные, креативные ребята, которые уже несколько раз просили меня рекомендовать им кандидатуры на должность главных архитекторов регионов. Это говорит о кадровом голоде по специалистам, которые тянутся к масштабным решениям. Поэтому мы создадим кадровый резерв из молодых талантливых ребят, которые готовы поехать работать в тот или иной регион».

Основатель бюро SPEECH Сергей Чобан: «До открытия биеннале у меня были некоторые опасения относительно того, какие работы мы увидим. Я вполне допускал мысль, что это могут быть районы, спроектированные, что называется, с высоты птичьего полета, когда абстрактная красота композиционного решения важнее комфорта повседневного проживания. Ле Корбюзье, например, говорил, что проектировал план города, пролетая над ним на самолете. Это шутка, но архитекторы часто подходят к градостроительству именно так, то есть совершенно не ставя себя на место пешехода, которому предстоит воспринимать пространство. И это пространство в итоге получается слишком большим, продуваемым, лишенным деталей, интересных человеческому глазу, и неспособным обеспечить социальный контроль. Меня порадовало, что в представленных проектах таких пространств практически нет. И одновременно эта архитектура не превращается во внешнее украшательство с типовой начинкой. Финалисты придумали разные формы жизни, насытили их новым обликом и создали сомасштабное человеку пространство между ними. Восприятие архитектуры, текстуры зданий и их мельчайших деталей происходит со стороны идущего человека. Это оказалось чуть консервативнее, чем то, что мы ожидали от молодых людей. Но эта консервативность — здоровая».


Сергей Чобан, Наталия Фишман, Кристос Пассас, Миккель Фрост. Фото предоставлено пресс-службой проекта.

Содиректор биеннале, помощник президента Татарстана Наталия Фишман: «Мы намерены работать с победителями и финалистами у нас в республике и призываем приглашать их к работе над реальными проектами в их родных регионах. Первая биеннале показала большой потенциал пополнения крепкой профессиональной среды молодыми талантами с новым видением комфортных городов, поэтому мы рассчитываем проводить ее на регулярной основе».

Миккель Фрост: «Я увидел сильные концептуальные идеи. Такие, которые способны выстроить вокруг себя весь проект. Это важнее, чем совершенные пропорции и все такое. Потому что красивые дома с правильными пропорциями — это минимум, которого можно ожидать от профессионала, изучившего архитектуру. Лично для меня в архитекторе, особенно молодом, важнее почувствовать стремление сделать нечто большее, чем того требовало техническое задание, — вырастить на базе заданных параметров какую-то свою философию, поставить под сомнение вещи, которые обычно принимаются на веру. Я рад, что в России есть такие архитекторы».

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.