Эрролл Гарнер

Удивительно, но этот джазовейший пианист популярен даже среди публики, которую, обычно джаз оставляет равнодушной. И тем, кем он является, Гарнер стал благодаря именно этой музыке, объединяющей самым противоречивым образом старинные и современные стили. Подобное «слияние» помогло ему выработать оригинальный язык, который с трудом поддается немедленной дефиниции; стиль, который нельзя причислить к какой-нибудь школе или установить очевидное влияние на него кого-либо из метров. Что больше всего поражает в его манере игры, так это, конечно, его легчайшее прикосновение к клавиатуре и едва заметный, почти неопределимый «разрыв» между правой и левой рукой. Этот «разрыв» и является сильнейшим генератором свинга.

Позже именно эту особенность игры стали называть «гарнеровской иноходью». Его левая рука сравнима с ритмической секцией, «отбивающей» четыре доли в аккорде, в то время как правая «специализируется» на самых разнообразных тушэ и очень быстрых «фразах» с использованием простых нот или аккордов, перекликающихся с подобными в противоположной руке. Его музыкальная «беседа» насыщена цитатами, парафразами и может достигать в блюзах просто трагических масштабов. Слушая этого пианиста, понимаешь, что в его творчестве представлены все грани джазового стиля. Вы видите перед собой переполненного удовольствием пианиста с блуждающей, как обычно, на губах лукавой усмешкой и сцену, залитую красным светом прожекторов. Что до самой технической стороны дела, так ему абсолютно наплевать на окружающих, на инструмент, на пассажи и технические сложности. Глядя в небо, он играет так, как будто, в этот момент поет сама его душа, и он не может сдержать этой могучей волны, а пальцы и все остальное — мелочи. Глядя на него — понимаешь, что джаз не где-то внутри, он повсюду — вокруг него, его можно ощутить витающим в воздухе — вокруг гиганта-пианиста.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.