Биография: Эмиль Золя

(1840 — 1902)

Эмиль Зoля, прoизвeдeния кoтoрoгo зaнимaют вeдущee мeстo вo фрaнцузскoм нaтурaлизмe, сaм был нaпoлoвину фрaнцузoм. Пoлугрeк, пoлуитaльянeц, eгo oтeц был грaждaнским инжeнeрoм в Прoвaнсe, гдe вoзглaвлял стрoитeльствo вoдoпрoвoдныx сeтeй гoрoдa Эксa. Мать Золя, родом из северной Франции, была женщиной трудолюбивой, дисциплинированной. Она не могла найти себе применения в веселом, жизнерадостном Провансе. Отец Эмиля умер, когда мальчику исполнилось шесть лет, оставив свою жену один на один с усиливающейся нищетой и иском к городу Эксу.

Многое в творчестве Золя можно объяснить реакцией на взгляды его сильной, властной матери, на ее недовольство буржуазией, не принявшей эту женщину, на ненависть которую она питала к местной бедноте, боясь скатиться до такого же уровня. Если верен тезис о том, что лучшие критики общества — те, чье собственное положение в этом обществе ущербно, то Золя действительно была уготована роль социального романиста, а его творчество было своеобразной местью городу Эксу.

Результатом влияния матери может считаться и то, что Золя выбирал сексуальные темы для того, чтобы выразить свое неприятие общества, отвергнувшего его. Беднота неразборчива в связях, средний класс лицемерен, аристократия порочна — эти идеи красной нитью проходят через все романы Золя.

С семнадцати до двадцати семи лет Золя вел богемную жизнь, не преуспев ни в чем. Он учился в Париже и Марселе, но так и не получил диплома. Он писал статьи для газет, в том числе по искусству. Одно время Золя снимал жилье вместе со своим другом юности из Экса художником Сезанном. Работал он и служащим у парижского издателя и книготорговца Ашетта.

Временами его финансовое положение было таким тяжелым, что ему приходилось ловить воробьев на чердаках и жарить их. Была у Золя любовница — Александрина Мелей, серьезная благоразумная девушка, с развитыми материнскими инстинктами и честолюбием человека из среднего класса. Даже мать Золя одобряла их отношения. Эти отношения дали писателю столь необходимое для работы эмоциональное спокойствие. В 1870 году Александрина и Эмиль поженились.

Делом всей своей жизни Золя считал серию, состоящую из двадцати романов, задуманную в подражание "Человеческой комедии" Бальзака и прослеживающую судьбу одной семьи во времена Второй империи. Родоначальник этой семьи происходил из города Плассана в Провансе (очевидно, Экса). Законные потомки, семья Ругонов, — очень активные, умные люди, поддерживающие Луи Наполеона во время переворота 1851 года и вместе с ним приходящие к власти. Один из них, Эжен, становится министром в правительстве, где его природная беспринципность способствует карьере.

Другая, незаконная ветвь семьи, Муре — предприниматели из среднего класса. Один из представителей этой семьи открывает огромный универсальный магазин в Париже и строит свое состояние на разорении мелких конкурентов. Еще одна незаконная ветвь — Маккары. Это пролетарии, из среды которых выходят воры, проститутки, алкоголики. В их числе Нана и Этьен — главные герои двух романов, рассматриваемых в этой книге. Задача Золя — исследовать каждый уголок французского общества, вскрыть пороки, царящие там. Его романы — серия последовательных атак на официально провозглашавшиеся идеалы того времени: честь армии, набожность духовенства, святость семьи, труд крестьянина, слава империи.

Задуманные романы едва только начали создаваться, когда Вторая империя неожиданно рухнула. Поток событий вынудил Золя сжать временные рамки романов, и это было сделано весьма неуклюже. В этих романах создаются ситуации, более подходившие к семидесятым-восьмидесятым годам, нежели к пятидесятым-шестидесятым. Поражение Франции под Седаном дало Золя материал для создания большого военного романа "Разгром".

Другими важными произведениями, стоящими особняком среди уже упомянутых, являются "Земля", мрачное и яростное исследование крестьянской жизни, и "Западня" — описание деградации человеческой личности под влиянием алкоголя. Хотя главные герои этих произведений и находятся в родственных отношениях, каждый из романов обладает собственными достоинствами и может быть прочитан независимо от других.

Золя, когда-то работавший журналистом, прекрасно знал, что книги, затрагивающие чувства людей, приносят доход. Его произведения, написанные с учетом этого, сделали их автора богатым. Со временем он удовлетворил амбиции человека, обязанного всем только самому себе. Золя переехал в "шикарный" дом в фешенебельном районе и обставил его с роскошной помпезностью. Другой своей тщеславной цели — попасть во Французскую академию, несмотря на все усилия, Золя так и не смог достичь, хотя и остался в истории как ее "вечный кандитат".

Враги пытались представить писателя чудовищем порока, купающимся в отбросах. Его защитники, напротив, видели в нем яростного моралиста, обличающего пороки эпохи. Сам же Золя предпочитал быть независимым и объективным ученым, исследующим результаты влияния наследственности и окружающей среды на человеческую личность. Этим он напоминает французского историка Тэна, который утверждал, что порок и добро — такие же естественные продукты, как сахар и купорос. Золя, безусловно, не был ученым. Ему приходилось полагаться на психологию того времени, основой которого были чисто материалистические взгляды.

Так, признавалось, что антиобщественное поведение — результат дегенерации нервной системы, передаваемой по наследству. Золя был настолько зачарован престижем науки, что рассматривал свои романы как лаборатории, где проводятся опыты с наследственностью, поставленной в определенные условия существования. Писатель также описывал реакцию наследственности на эти условия. Подобные теоретические взгляды отражены в работе Золя "Экспериментальный роман". Вероятно, мало кто из авторов мог показать такое непонимание своего собственного творческого процесса.

Собственная литературная практика Золя больше известна под именем "натурализм". Она устанавливала традиции, несколько отличные от раннего реализма Флобера. Того в одинаковой мере интересовали и феномены вещей, и правдивое воспроизведение действительности. Но у него не было склонности к описанию пороков и безобразий. Более того, реализм Флобера представлял собой литературную программу, лишенную какой-либо метафизики. Вот почему воздействие этих двух писателей имело различия. Приверженцы Флобера были изощренными стилистами, озабоченными совершенствованием искусства ради самого искусства, в то время как последователи Золя являлись в большей степени тяжеловестными социальными романистами, подобными Фрэнку Норрису.

Как только были написаны "Ругон-Маккары", Золя избрал иное, более оптимистическое направление в литературе. Он стал искренне верить, что общество способно исправить само себя. Намеки на это появляются уже в романе "Жерминаль". Более очевидно это заметно в сочинении "Труд", рисующем утопическое, социалистическое общество. Одна из причин такого поворота событий может быть найдена в изменении личной жизни Золя.

В течение многих лет брак его с Александриной был омрачен бесплодием. В 1888 году он влюбляется в молодую прачку Жанну Розера, покупает ей дом и, к большой радости становится отцом двух детей. Когда слухи об этом дошли до мадам Золя, она в ярости разбила часть шикарной мебели своего мужа. Но Золя новые отношения принесли освобождение от неуверенности в себе как в мужчине. Со временем он достигает и удовлетворенности, но его творчество постепенно теряет свою мощь и становится почти сентиментальным.

Его знаменитая защита Альфреда Дрейфуса, капитана-еврея во французской армии, осужденного по сфабрикованному обвинению в шпионаже, потрясшему Третью республику до основания, однако, была отнюдь не сентиментальной. В этом деле противниками писателя выступали старые враги — армия, церковь, правительство, высшие слои общества, антисемиты, зажиточные люди, которых бы сегодня назвали "истэблишментом". Залпом, который Золя направил в эту цель, было письмо, адресованное президенту Форе и опубликованное в "Авроре", — "Я обвиняю".

Золя сознательно шел на обвинение в диффамации и преуспел в этом. Зал судебного заседания стал ареной, которую он хотел приобрести. Суд вынес обвинительный приговор, по которому была подана апелляция. Начался второй процесс, но незадолго до вынесения приговора, Золя, с неохотой и по совету адвокатов, уехал в Англию. Здесь он мужественно переносил все неудобства английского климата и кухни, пока честь и достоинство Дрейфуса не были восстановлены.

Умер Золя в 1902 году в результате бессмысленной случайности: нагревательный прибор на древесном угле, закрытый дымоход и удушье. Весь мир объединился, чтобы отдать ему должное — давно заслуженное. На его похоронах присутствовал Дрейфус, а Анатоль Франс сказал, что Золя "был этапом в сознании человечества". Александрина же посчитала, что ее муж был настолько гениальным, что имел право на свой моральный кодекс, и усыновила его детей.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.