Как возникли бары и почему они стали градообразующими предприятиями

фoтo: pixabay.com

Питeйныe зaвeдeния сущeствoвaли в мирe зaдoлгo дo пoявлeния сoбствeннo бaрoв. Иx «прaбaбушкaми» и «прaдeдушкaми» были тaвeрны и пaбы. Пoслeдниe — чистo бритaнскoe явлeниe. Этo мeстo, кудa любoй мoг прийти, чтoбы выпить и пoгoвoрить. Причeм имeннo oбщeниe стoялo нa пeрвoм мeстe, a гoрячитeльныe нaпитки лишь сoпрoвoждaли oбмeн инфoрмaциeй. Пoдaвaли тaм трaдициoннo пивo и эль, из-зa чeгo иx чaстo нaзывaли эльxaузaми. Причем «протобарменом» в таких заведениях всегда была женщина, хозяйка дома. Когда эль был готов, она вывешивала на столбе пучок зеленых веток, чтобы сообщить об этом потенциальным посетителям.

Возникли пабы на туманном Альбионе с приходом туда римлян. Гости с Апеннин проложили на острове обширную сеть дорог, а каждому путешественнику, передвигавшемуся по ним, требовались ночлег и выпивка. Так что таверны начали расти как грибы после дождя, и даже уход римлян с острова не повлиял на их бурное распространение. Объяснить это можно тем, что губило в то время людей действительно не пиво, а вода, которая была грязной и содержала целый букет микробов. А небольшая доля спирта частично обеззараживала воду, делая ее более безопасной.

Британские колонисты принесли традицию питейных клубов вместе с собой на американскую землю. Фактически первым заведением, которое они строили на новом месте, была таверна. Она не только обеспечивала колонистам отдых от нелегкой борьбы за существование в чуждой среде, но и служила главным публичным пространством поселения, где жители обменивались важными новостями и думали, как решать свои проблемы.

Американские таверны эпохи колонизации отличал дух свободы: сословные различия остались за океаном, и за барной стойкой все были равны. Кстати, именно в это время название стойки (англ. — bar), которой владельцы отгораживались от посетителей, начинает переходить на название самого заведения. Окончательно это именование закрепилось за барами в XIX веке.

В XVIII веке в Европе становятся популярными кофейни и чайные дома, выполняющие функции политических клубов. По одной из версий, в парижских кофейнях зародилась Великая французская революция. Американская революция зародилась в тавернах. Считается, что именно в заведении под названием «Зеленый дракон» планировалось «бостонское чаепитие», с которого началась война за независимость Соединенных Штатов. Можно предположить, что подавали в таверне отнюдь не чай, поэтому революционеры решили «заварить» его в Бостонском заливе.

В конце XVIII века индустриализация делает свое дело: становится доступным дешевый крепкий алкоголь. Пиво в это время вытесняется джином, виски и чисто американским явлением — бурбоном. Оказалось, что на американской земле виски удобнее гнать не из ячменя, а из чрезвычайно популярной и урожайной местной культуры — кукурузы. Появляются и первые незамысловатые коктейли. А в XIX веке в бары приходит колотый лед, который подхлестывает фантазию барменов.

Остановил ли американский сухой закон 1920–1933 гг. победное шествие баров по континенту? Нет, он лишь увел их в подполье и удешевил горячительные напитки, которые только выиграли от нелегального статуса. Интересный плод сухого закона — популярный коктейль «Лонг-Айленд Айс Ти». Его название сбивает с толку: в убойной смеси из водки, джина, рома, текилы и колы нет ни капли чая. Зато по цвету и внешнему виду этот коктейль было от чая не отличить, поэтому в подпольных барах его успешно выдавали за невинный напиток.

Но в конце концов сухой закон был отменен, бары в Америке вышли из подполья и распространились по всему миру. А вместе с ними и популярные коктейли родом из Нового Света, и профессия бармена, который умел их правильно готовить.

В Россию все это алкогольное разнообразие пришло с большим запозданием — на рубеже 1990-х годов прошлого века. Хотя первые питейные заведения у нас появились еще в XVII веке. Тогда на Руси начали возникать первые кабаки — заведения, делающие упор именно на выпивку. В результате алкоголизм стал настоящим бедствием. Судить об этом можно по литературному произведению тех лет — «Повести о горе-злочастии», фактически первой антиалкогольной агитке. В ней рассказывалось о добром молодце, чуть не погубленном пристрастием к кабакам, который родителей не слушал, а «хотел жити, как ему любо».

В Москве «питейный кластер» располагался на площади Разгуляй, которому она и обязана своим названием. В те времена это место находилось на окраине Москвы, чтобы вид пьяных не смущал добропорядочных граждан.

Русский кабак почти в неизменном виде (разве что с чуть расширенным ассортиментом напитков) дожил до Октябрьской революции и даже немножко пережил ее. В советское время его сменили рюмочные, а настоящие бары пришли только с перестройкой. В 2009 году в нашей стране впервые отметили День бармена, присоединившись к мировой традиции.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.